История о дочери, которая спит и видит, как бы вместе с детьми и мужем поселиться в родительской квартире

Истории
4 месяца назад

Рождение ребенка — это не только счастье, но и и большая ответственность, а порой еще финансовые сложности и проблемы с жильем. Вот только некоторые предпочитают решать их не своими силами, а усевшись на шею родственникам.

— У младшей все хорошо, — отвечает на вопрос о жизни дочерей Наталья Вадимовна. — Буквально 2 месяца назад взяли квартиру в ипотеку, я их почти не вижу, работают много, но созваниваемся.

— А Инна как поживает?

— Ой, Инна — это сплошная головная боль, — качает головой рассказчица. — Сначала с мужем вдвоем страдали, теперь я одна. И, главное, как отца не стало, а младшая из дома уехала, Инна не прекращает попыток решить свои проблемы за мой счет.

Наталья Вадимовна осталась вдовой, а за 2 месяца до печального события они выдали замуж младшую дочь Анну. Ей сейчас 26 лет, они с мужем не торопятся заводить детей, много работают, вот и квартиру купили в ипотеку. Планируют в течение 5 лет погасить долг перед банком, а потом уже будут думать о потомстве.

— Я считаю, что это правильный подход, — говорит Наталья Вадимовна. — Сейчас вот все считают, что женщина должна родить, а все остальное как-то само собой материализуется. Ну вот Инна моя родила. Потом еще родила, и что? Позиция и у нее, и у зятя иждивенческая. Им все должны, в том числе и я.

Инне, старшей дочери, 31 год, замуж вышла почти 7 лет назад, и теперь у них с мужем уже двое детей. Живут в однокомнатной квартире, которая им не принадлежит (снимают). И все 7 лет Инна с мужем норовят присесть на шею родителям жены.

— Муж покойный зятя старшего вообще не воспринимал, — говорит Наталья Вадимовна, — как-то сразу не зашло, хотя на момент знакомства мы толком о будущем муже дочери ничего не знали. Какая-то «чуйка» срабатывала, наверное.

Родители Инны считали старшего зятя лодырем. Работает охранником за небольшие деньги и объясняет всё тем, что у него нет регистрации в столице.

— Вот если бы вы с отцом как-то пошли навстречу, — обижалась Инна еще на заре своего брака, — дали регистрацию Жене, то он бы устроился гораздо выгоднее. Всем родители как-то помогают, а мне — шиш с маслом.

Но Наталья Вадимовна с мужем стойко отбивали все атаки зятя, все поползновения на регистрацию, совместное проживание, помощь в оплате съемной квартиры.

— Кому надо работать, — говорил Инне отец, — тот работает. Извини, дочь, но раз уж у твоего мужа хватило ума создать семью и родить ребенка [тогда внук был только один], то пусть он думает, как теперь семью обеспечивать.

— Мы помогли, — считает Наталья Вадимовна, — дочь вырастили, выучили, когда замуж выходила, дали 300 тысяч. Мы всегда жили скромно, квартирами дочерей не могли обеспечить. Но ведь надо понимать, что у тебя есть, а не рожать сразу и на маму с папой надеяться.

Инна и Евгений с самого начала попросились жить к родителям Инны, мол, дайте накопить на первый взнос. Но те понимали, что даже в их 3-комнатной квартире тесть с зятем не уживутся. К тому же с родителями тогда жила младшая дочь — студентка.

Следующая атака на родительское жилье случилась после рождения старшего внука: «Нам в декрете на одну зарплату не выжить, помогите хоть немного, одна комната же свободна».

— Спросила я тогда Инну: а зачем рожали? — вспоминает Наталья Вадимовна. — Ну и полилась на меня чушь про то, что без деточек — не семья, что рожать надо, пока молодые, а потом могут детки больные родиться. Ну, естественно, мы с мужем отказали дочери и зятю. Года 2 на нас дулись, съехали в квартиру подальше и подешевле, первое время и адреса не давали, и внука мы не видели. Общаться начали чуть ли не перед рождением второго внука.

Общение с родителями Инна возобновила, похоже, с единственной целью: продавить возможность жить в трешке с родителями.

— Аня замуж выйдет вот-вот, а у нас второй ребеночек будет, как нам в однушке всем размещаться? Да что же это такое, свекор со свекровью помочь не могут, а свои мама с папой не хотят? — стонала старшая дочь. — Мы же не просим подарить нам квартиру, даже не просим помогать с детьми, но мы же никогда не накопим, живя на съемной.

— Инна, ну о чем ты говоришь? У отца здоровье не очень, его отношение к Жене ты знаешь. Что это будет за жизнь? Одни нервы, сама подумай. Отец на таблетках, ему нужен покой, да и дети тишине в доме не способствуют.

— Чтобы накопить, — ответил старшей дочери отец тогда, — надо не в роддом бегать, а на работу. И зятю надо шустрее лапками шевелить.

А после разговора сказал жене:

— Наташа, а давай я свою половину квартиры на тебя перепишу?

— У мужа уже было 2 инфаркта к тому времени, — поясняет Наталья Вадимовна, — и он перестраховывался. Как знал, что не станет его и Инна попытается все же въехать вместе со всем семейством в нашу квартиру.

В принципе, так и вышло. Младшая дочь об изменениях в документах на квартиру знала, Инну в известность не ставили, так еще и 40 дней по отцу не прошло, когда она к маме обратилась с предложением:

— Ну что, надо в наследство идти вступать? Чего тянуть с этим? А потом как-то решать этот вопрос. Мы, например, можем с помощью материнского капитала купить в ипотеку однушечку симпатичную для тебя. Аня? Ну хорошо, когда выплатим ипотеку, запишем однушку на вас с Аней.

Наталья Вадимовна нервно рассмеялась, поблагодарила старшую дочь за выгодное предложение сделать ее, владелицу трешки, гипотетической владелицей однушки на паях с младшей дочерью. И то не сразу, а «когда-нибудь», после выплаты ипотеки.

— Вот всего ожидала от отца, — обиделась тогда старшая дочь, — но чтобы вот так! Лишить меня и собственных внуков даже призрачного права на наследство? Жесть, мама.

— Ну право на наследство у нее есть, — усмехается подруга Натальи Вадимовны, — осталось подождать, когда мама в мир иной уйдет.

— Наверное, и ждет, — соглашается Наталья Вадимовна. — Да еще и ускорить процесс попыталась.

— Мама, — сказала старшая дочь недавно, — вот теперь ты совсем одна, помочь некому. Аня замужем, папы нет. Случись что... Ты и выглядеть хуже стала. Давай мы к тебе переедем? Хоть временно, пока боль утраты не притупилась? С внуками и в заботах о них тебе легче будет.

— Цирк, — считает Наталья Вадимовна. — Мужа уже 2 года нет. Боль утраты притупилась. Выглядеть хуже стала? Ну да, не девочка, мне 57 лет, возможно, морщин прибавилось. Но вот есть разница — жить одной, для себя и в тишине, или жить впятером?

— Да на шею сесть попыталась снова, — сказала маме и Анна. — Не вздумай соглашаться. Иначе вскоре ты будешь и кормить всю ораву, и с внуками сидеть, и за всеми домашнюю работу делать. Это ты-то плохо выглядишь? Не смеши меня, ты просто красотка.

Наталья Вадимовна еще работает, даже не задумывалась о пенсии: пока еще есть силы. Даже ухажер недавно на горизонте нарисовался. От заманчивого предложения старшей дочери она в очередной раз отказалась, снова выслушала жалобы.

— Уж не ждет ли Инна третьего? — предполагает подруга.

— Я не удивлюсь. — говорит Наталья Вадимовна. — Ума хватит.

Сложно остаться в хороших отношениях с родственниками, когда они пытаются вас использовать. Героиня этой истории, например, поссорилась с сестрой, потому что приглашения на ее свадьбу не получила, а подарок должна была подарить.

Редакция Зоны Комфорта публикует этот текст с разрешения автора — писательницы Татьяны Гришиной. С оригинальной версией истории вы можете ознакомиться на сайте «Записки злючки».

Комментарии

Уведомления
Комментариев пока нет.
Есть шанс стать первым!

Похожее