Зона комфорта
Зона комфорта

Что не так с классический литературой и почему пора уже перестать держать ее в шкафу

В начальных классах мы с удовольствием читаем сказки Пушкина, смеемся над «Денискиными рассказами» и учим басни Крылова. А уже в средней школе на нас безжалостно обрушиваются незаслуженные страдания Муму, душевные метания Раскольникова и депрессия Анны Карениной. У многих, за редким исключением, такая литература надолго отбила интерес к чтению. А бесценные собрания сочинений в шкафу превратились в условные декорации, которые и хранить-то нужно лишь для того, чтобы все было «как у людей».

Мы в «Зоне Комфорта» решили поразмышлять, действительно ли классика — литература «не для всех» и почему школьники так неохотно берут в руки произведения великих писателей.

Ценности изменились

Читая классическую литературу, нельзя не заметить проходящий красной нитью лейтмотив: «Любить значит страдать». Особенно любят жертвовать всем ради любви женские персонажи. Лариса Огудалова ведется на обещания Паратова, который не вспоминал о ней целый год, а потом, обманутая, ставит крест на собственном счастье. Соня Мармеладова едет на каторгу вслед за совершившим преступление Раскольниковым. Анна Каренина и вовсе бросается под поезд.

Современные девушки и юноши часто не видят ничего хорошего в романтизации подобных нездоровых отношений. Напротив, они считают, что прежде, чем вступать в отношения, любому человеку было бы неплохо разобраться в себе: сходить к психологу, вылечить детские травмы, наметить жизненные цели, а уж только потом искать любовь.

Двойные стандарты приводят в замешательство

Сегодня женщины обладают практически теми же правами, что и мужчины. В классической литературе все иначе: женщина должна быть образцовой матерью, скромной женой и возвышенной, готовой к самопожертвованию барышней. А вот с мужчин спрос куда меньше.

Вспомним, например, Печорина. Герой осо­знан­но вы­стра­и­ва­ет схе­мы-интриги с жен­щи­на­ми, ради развлечения ломает чужие судьбы и ведет себя как последний манипулятор. Тем не менее многие оправдывают персонажа тем, что он сложная личность с тонкой душевной организацией. Мол, подлец, конечно, но можно простить. А вот ту же Анну Каренину, поддавшейся чувственной любви, общество резко порицает: «Сама виновата! Сидела бы смирно — и никакой трагедии бы не случилось».

Многие произведения просто не предназначены для детей

Взять хотя бы «Муму». Над страницами произведения о несчастной собачке полагается рыдать в 5-м классе. И вот уже несколько поколений школьников недоумевают, почему так несправедливо поступили с Муму, ругают барыню и толком не знают, как относиться к Герасиму. Понятно, что крепостной не смел ослушаться и нарушить приказ, но неужели он не мог просто отдать кому-нибудь собаку или увезти ее подальше от своей хозяйки?

Но истинная подоплека рассказа с 5-классниками, конечно, не обсуждается. Школьники просто не знают, что в образе властной и несправедливой помещицы писатель Иван Тургенев вывел свою мать. «Мне нечем помянуть моего детства, — говорил сам Тургенев. — Ни одного светлого воспоминания. Матери я боялся как огня». Вот и получается, что «рассказ о собачке» превращается в настоящую исповедь о токсичной матери и неспособности близких людей ослушаться ее. Но об этом с 11-летними детьми вряд ли поговоришь.

Классику часто воспринимают как непонятную «нудятину»

Многие школьники не готовы рассуждать о том, почему Чацкий не вписался в светское общество, и переживать из-за «трагедии маленького человека» в произведениях Достоевского. Именно поэтому тех, кто действительно любит читать, часто тянет на приключенческую литературу — с динамичным сюжетом и героями, которым действительно хочется подражать.

  • Азимов, Муркок и Хайнлайн затягивают с первых строк. Читая, ты сопереживаешь героям и представляешь себя на их месте. А Онегин или Каренина — ну не могу я им хоть как-то сопереживать. Да, я прекрасно понимаю, что в их время было принято делать именно так, но почему я должна сейчас это читать и пытаться понять мотивацию героев? Как мне это в дальнейшей жизни поможет? © WendyMage / Pikabu

Зачем читать книгу, если уже посмотрел фильм

Посмотреть фильм, снятый по произведению, — это один из самых простых и интересных способов познакомиться с классикой. Не надо продираться через скучные «многоэтажные» описания природы и заморачиваться насчет действий героев. Вот же они — на экране. Некоторые их фразы мы даже с удовольствием растаскиваем на цитаты. Помните, как Олег Табаков в образе Обломова кричит: «Заха-а-ар!»?

Однако и в этом случае есть свои подводные камни. Наверняка вы смотрели «Жестокий романс», снятый по мотивам пьесы «Бесприданница». Именно по нему многие и судят о знаменитом произведении Александра Островского. Вот только эта кинолента была принята критиками в штыки как раз из-за изменений, внесенных в сюжет пьесы и образы героев.

Каждую страницу приходится перечитывать по несколько раз, сидя со словарем

Классические произведения могут тяжело восприниматься из-за обилия устаревших слов. Вспомните хотя бы, как описывается обычное утро главного героя в бессмертном «Евгении Онегине».

«Покамест в утреннем уборе,
Надев широкий боливар,
Онегин едет на бульвар
И там гуляет на просторе,
Пока недремлющий брегет
Не прозвонит ему обед».

Если еще предыдущее школьное поколение худо-бедно продиралось через подобные лексические конструкции, то нынешним ученикам приходится гораздо сложнее. Время идет, язык меняется, и некоторые слова окончательно уходят в прошлое.

Можно ли приучить детей читать

Создатель международной читательской подростковой олимпиады «PROчитай» Екатерина Асонова отмечает: «Нужно понимать, что, когда мы говорим „Дети читают!“, мы имеем в виду достаточно узкую прослойку людей. Потому что в целом население читает не очень много. И никогда много не читало. Более того, если все сейчас сядут читать, нам есть будет нечего, электричество пропадет, транспорт остановится. Потому что чтение художественной литературы — это роскошь и гедонизм. Вот у вас есть время сесть и прочитать „Сагу о Форсайтах“?»

Сейчас говорится о том, что в школе лучше воспитывать «эстетического юзера», или пользователя искусства, который не обязательно будет любить классическую литературу, но при этом будет хорошо ориентироваться в ней и знать все основные сюжеты. Повзрослев, он сможет разбираться в театральных постановках, посещать музеи и сравнивать оригинальные произведения с их экранизациями.

Может, пора разнообразить школьную программу?

Возможно, стоит честно спросить себя: не пора ли пересмотреть школьную программу по литературе? Нет ничего плохого в том, чтобы познакомить детей с отрывками великих произведений, но привьют ли они им любовь к чтению так, как это могли бы сделать «Гарри Поттер», «Поллианна» и «Хроники Нарнии»?

Многие боятся покуситься на святое и переживают, как это школьники останутся, например, без «Войны и мира» или «Преступления и наказания». Но ответьте себе честно, вы и правда считаете, что 13–16 лет — это подходящий возраст для того, чтобы разбираться в душевных излияниях зачастую далеко не адекватных героев? Перечитывали ли вы хоть раз классику, переступив порог школы? Если нет, возможно, стоит отнести книги в библиотеку, а не держать на полке для солидности. Пусть их места займут по-настоящему интересующие вас произведения.

  • Я обожаю читать, но школьная литература чуть не отбила любовь к чтению. Читатель — не раб. Он сам решает, что ему нравится, а что нет. Вам, хотите сказать, все фильмы и мультфильмы нравятся? Жанры для этого и существуют, чтобы каждый мог выбрать что-то подходящее для себя. А школа пихает все подряд. © PieceOfCat / Pikabu
  • Мне всегда казалась странной подборка литературы, рекомендуемой к изучению в школе. Длинный список на лето тоже помню, но у нас была прекрасная учительница, которая спокойно относилась к тому, что мы не читали практически ничего из него. Зато она просила, чтобы мы составляли списки того, что прочитывали. В моем случае это была огромная подборка фантастики, которой дома были уставлены все полки. © WendyMage / Pikabu

Мы убеждены, что читать классику все же нужно, ведь она учит нас размышлять, сочувствовать, анализировать. Просто многие произведения становятся понятны нам лишь в зрелом возрасте, когда за плечами есть хоть какой-то жизненный опыт. Например, «Обломов», который в школе считался нудятиной, в 30 лет может показаться захватывающим психологическим романом. А у вас было такое, что одни и те же книги воспринимались совсем по-разному в зависимости от возраста? Поделитесь с нами своими мыслями.

Зона комфорта/Наука/Что не так с классический литературой и почему пора уже перестать держать ее в шкафу
Поделиться этой статьёй
Возможно, вам понравятся эти статьи