История матери, которая делала для дочери все, что могла, а теперь оказалась виновата во всех ее проблемах

Истории
6 месяцев назад

Говорят, как бы ни старались родители, выросшим детям все равно найдется, что рассказать психотерапевту. Так получилось и с героиней статьи, которая растила дочь одна, а теперь оказалась виновата во всех ее проблемах.

Моей единственной дочке Иринке 33 года, живет одна. Где-то год назад она стала ходить к психотерапевту, и началось: «Мама, а ты помнишь, как в 5 лет не купила мне куклу? Ты сказала, что денег нет, а потом притащила домой литровую банку красной икры? И с тех пор я ее ненавижу!» Или: «Я всегда мечтала быть балериной, а ты засунула меня в танцевальный кружок. Ты никогда ко мне не прислушивалась!»

И обид таких у дочери — вагон и маленькая тележка, и с каждым днем их все больше. Я виновата в том, что Иринка не может построить нормальные отношения, ведь она росла без отца. Я сломила ее волю, потому что заставляла мыть посуду, и теперь все пользуются дочкиной добротой. Водила не в те кружки, не так одевала, не на то море возила — в общем, не матерью ей была, а ехидной.

Сначала я извинялась за то, что, возможно, вела себя как-то неправильно. Мы в другое время росли, детской психологии нас не обучали. Но потом просто устала просить прощения за то, что не соответствую ее образу хорошей мамы. Я действительно не стремилась к идеалу — я справлялась, как могла: без помощи бабушек и дедушек, а с дочкиного года — еще и без мужа. И, кстати, даже без памперсов и стиралок.

Да, Иринка рано (в 1 год и 2 месяца) пошла в детский сад, но так я все равно была рядом — работала там уборщицей, чтобы место дали, а по ночам шила на заказ. С отцом ее не смогла ужиться — это правда. Мне было 20 лет, жизненного опыта — ноль. С другой стороны, что я могла сделать, когда муж пришел и сказал, что полюбил другую, а после развода и вовсе переехал с новой пассией за 4000 км?

Я хотела, чтобы дочка росла в полной семье. Но когда года через 3-4 после развода привела домой мужчину, чтобы познакомить с ребенком, Иринка вцепилась мне в ногу стальной хваткой и как заорет: «Уходи, дядя, уходи! Мама моя!» А потом и вовсе взяла его обувь и кинула в унитаз. Истерики такие закатывала — прям жуть! Я решила не травмировать дочку новым «папой». В Иринкины 12 лет я вроде снова задумалась о замужестве, хороший человек за мной ухаживал, но и его дочка восприняла в штыки. Сказала: «Приведешь кого домой — я уйду». Испугалась я, не привела.

И про куклу Иринка все правильно помнит — не купила я ее. Время такое было — едва сводила концы с концами, только шитье и выручало. Но клиентки чаще расплачивались не деньгами, а тем, у кого что было: кто яиц даст, кто молока деревенского, а вот одна жена моряка литровой банкой икры расплатилась за 3 праздничных платья. Я ради тех платьев неделю не спала.

Думаете, деликатесов захотелось? Нет. Просто дочка росла болезненной, и доктор очень рекомендовал ей именно красную икру — для повышения гемоглобина и иммунитета. Помню, сделаю ей бутерброд, Иринка сидит, кривится, плюется. А мне тоже хочется, но ведь все лучшее — детям. Ложку оближу, доем рассыпанные икринки — вкусно!

И на балет я дочку действительно не отдала, потому что в нашем городке никакой балетной школы отродясь не было. А танцевальный кружок в ДК был, причем неплохой: с этим коллективом Иринка все города области объездила и даже в столице на фестивале выступала. И на море мы съездили всего один раз, на Черное — я сама его тогда в первый раз увидела. И вообще все претензии дочки — они, в целом, правдивые, но есть одно «но».

Я изо всех сил старалась, чтобы Иринкина жизнь была счастливее моей. Я росла в деревне, и в моем детстве не было ни кружков, ни морей — зато были трое младших братьев, огород и полный двор скотины. Я мечтала стать учителем, но полбалла не добрала, пошла в маляры и на курсы швей. А Иринка платно отучилась на юриста и ни дня по специальности не работала — все искала себя и до сих пор ищет: секретарем была, менеджером по продажам, администратором в салоне красоты. Может, и в этом тоже я виновата? Не знаю.

Мне кажется, главное, в чем я виновата перед дочерью — это в том, что слишком ее любила. Она всегда была для меня «моим солнышком» и «моим счастьем». А надо было, наверное, больше думать о себе, устраивать личную жизнь, не обращая внимания на ее истерики. Ведь это была моя жизнь. Возможно, с отчимом, братьями или сестрами выросла бы Иринка более счастливой и с меньшими претензиями к жизни и ко мне. А, может, и наоборот.

Хотя таких, как моя дочь, сейчас — полным полно. Уже давно взрослые люди, а все ковыряются в прошлом, выискивают детские травмы и обвиняют потом родителей. Хотя я на их месте давно бы перестала оглядываться назад, а шла вперед. Но нет же, делать что-то самим — страшно, а ныть психотерапевту о том, как родители их недолюбили — это другое дело. И таких историй миллион:

  • Моему сыну 39 лет. Пообщался с психологом, который ему сказал, что в его проблемах виноваты родители, а точнее, все жизненные проблемы из детства. Сын высказал мне кучу грубых неприятных слов по поводу неправильного воспитания. Я была в шоке. Я всегда считала себя хорошей мамой, никогда не лезла в его личную жизнь, поддерживала его в трудное время. Раньше наши с ним отношения были отличными, он всегда был внимательным, добрым, заботливым. Сейчас звонит, как ни в чем не бывало, а я отвечаю сухо и сдержанно. Мне обидно. Как раньше, наши отношения не будут. «Спасибо» психологу. © ольга зубенко / Dzen
  • Идентичная история. Дочь 35 лет, состоявшаяся и состоятельная дама, решила поддаться всеобщему поветрию и начать посещать психолога. Итог плачевный. Куда делись наши прекрасные, откровенные, близкие отношения, которые были на протяжении 33 лет — загадка. Со словами «А что ты для меня сделала?!» она пропала из моей жизни, обвинив во всем. Сначала я дико переживала, а теперь думаю: это ее жизнь — пусть что хочет, то и делает! © Ольга Соловьева / Dzen
  • Я растила дочь одна, так как муж погиб, когда ей было 4 года. Замуж я больше не вышла — не хотела в дом приводить отчима. Работала на нескольких работах, хваталась за любой заработок. На себя рукой махнула — только бы ей было хорошо. Выучила в институте, причем в платном, и однажды дождалась. Дочь обвинила меня во всех своих неудачах. Но у меня разговор короткий — я быстро поставила ее на место. Напомнила ей, что я свои родительские обязанности выполнила, а теперь пусть она перед своими детьми выполняет. Если я была плохой матерью, пусть станет лучше меня. Я одна без мужа смогла дать ей хорошее образование, она никогда нигде не подрабатывала в каникулы или вечерами, я не привела в дом мужчину чужого, одета она была не хуже тех, у кого были отцы, а даже лучше. А сейчас я свободный человек и могу даже уехать, куда глаза глядят, только вы меня и видели. Больше дочка себе таких истерик не позволяет. И вы тоже начните жить своей жизнью, а дочка ваша еще прибежит к вам, не сомневайтесь. © Людмила Степанова / Dzen

Мне всего-то 50 с небольшим. Продолжаю шить, открыла маленькое ателье. Я не собираюсь до конца дней своих оправдываться перед дочкой из-за того, что не было у нас квартиры и машины, что училась она в обычном вузе и не была заграницей. Я считаю, что делала на тот момент все возможное, а теперь пусть сама попробует сделать хоть что-то: 33 года — идеальный возраст для этого.

Многие детские обиды настолько далеки и незначительны, что не должны мешать взрослому человеку строить свою жизнь. Но от некоторых поступков взрослых и через много лет слезы обиды на глаза наворачиваются.

Комментарии

Уведомления
Комментариев пока нет.
Есть шанс стать первым!

Похожее